Новости
11 октября 2017, 21:06

«Тюрьма - это срез нашего общества». Кто и как в России помогает осужденным

Настоятель главного кубанского собора Игорь Олжабаев и волонтеры отдела по тюремному служению рассказали «АиФ-Юг» о главных проблемах быта осужденных в России, о том, как им помогают, и почему не гонятся за числом «наставленных на путь истинный». Социальный проект «Кабинет дистанционного обучения», призванный расширить кругозор заключенных и вызвать у них интерес к жизни «за колючей проволокой», начался с кубанской колонии в городе Хадыженске в этом сентябре. Но его авторы - сотрудники отдела по тюремному служению Свято-Екатерининского кафедрального собора - надеются распространить успешный опыт на другие исправительные учреждения региона.

Жилье для бездомного. Как в Краснодаре помогают людям в трудной ситуации

Тема «мест, не столь отдаленных» в российском обществе традиционно не на слуху, говорят волонтеры собора, но проблема от этого меньше не становится. По их данным, до 70% отсидевших очень скоро снова возвращаются за решетку, потому что не могут найти себе места в обычной жизни. И это не только вопрос безопасности граждан, но и проблема денег, ведь на содержание заключенных тратятся средства добропорядочных налогоплательщиков.

Социальной адаптацией заключенных сегодня в России в основном занимаются священнослужители. Так, исправительная колония № 9 в Хадыженске полтора года назад стала приписным приходом Свято-Екатерининского кафедрального собора .

Пример гражданского общества

«С Хадыженской колонией мы начали сотрудничать в декабре 2015 года. Почему именно с этим учреждением? Просто к нам в храм пришли волонтеры, отбывшие там сроки. Они предложили свою помощь, а я им тогда сказал: «Я вас и ждал!» - говорит протоиерей Игорь Олжабаев . - Считаю, что священник не должен подменять собой всех и вся, - люди должны и сами проявлять иницииативу. То, как у нас в храме сложился отдел по тюремному служению, я называю примером формирования гражданского общества».

Храм на территории Хадыженской колонии. Фото: Из архива / Свято-Екатерининский кафедральный собор

К новому делу в храме тоже подошли новаторски. К примеру, в церквях бытует практика, когда тюремное служение и работа с тюремными храмами закрепляется за одним священником, который и берет на себя душепопечительское служение. Но в Свято-Екатерининском кафедральном соборе решили, что пользы будет больше, если к служению в Хадыженской колонии по очереди привлекут всех священнослужителей собора, а их 7 человек. Службы в храме на территории Хадыженской колонии проходят раз в неделю. Вместе со священником приезжает в гости и кто-то из волонтеров.

«И священнослужителям проще, ведь наши волонтеры хорошо знают эту среду и помогают нам полнее ее понять, а также вызывают доверие у осужденных, становятся для них положительным примером, - продолжает протоиерей Олжабаев. - Наши поездки не ограничиваются одной только церковной службой, это и беседы за чашкой чая (гостинцы и сладости мы тоже привозим), и дискуссии в православной библиотеке, которую мы создали на территории колонии».

По благословению митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора тюремный храм на территории ИК № 9 в честь святой великомученицы Анастасии Узорешительницы приписали к Свято-Екатерининскому кафедральному собору. Фото: Из архива / Свято-Екатерининский кафедральный собор«Позволить человеку иметь сердце»

Постепенно, в процессе общения, стало яснее, в чем нуждаются заключенные. Например, у некоторых семьи с детьми на свободе остались совершенно без средств к существованию. Для таких в соборе формируют продуктовые наборы с самым необходимым.

Кроме того, за решеткой у людей нет никакой культурной жизни, а она душе требуется, уверены в храме. Вот и привозят каждый месяц выступать для заключенных творческие коллективы, один из них - известный в крае камерный оркестр классической музыки «Благовест».

Когда человек освобождается из колонии, у него зачастую нет даже нормальной одежды и обуви. В этом случае волонтеры собора бесплатно подбирают ему необходимые вещи. Бывает и так, что не на что доехать до дома, особенно если бывший заключенный живет в отдаленных районах региона, - тогда он тоже может рассчитывать на небольшую материальную помощь.

Ученики воскресной школы Свято-Екатерининского кафедрального собора готовят пасхальные открытки для заключенных. Фото: Из архива / Свято-Екатерининский кафедральный собор

Также осужденным остро не хватает общения с родными. Волонтеры собора практиковали передачу «звуковых писем» - когда дети записывали на диктофон несколько слов для сидевшего отца. И говорят, что эти весточки с воли вызывали в колонии потрясающую реакцию: заключенные чуть ли ни слезы утирали, слушая эти записи.

«За решеткой люди замыкаются в себе, ожесточаются, начинают чувствовать себя иными, отверженными. Наша задача - позволить человеку иметь сердце, которое способно чувствовать», - говорит протоиерей Игорь Олжабаев.

Никакой отчетности. Как на Кубани живут некоммерческие центры реабилитации Подробнее

За решеткой и художник, и поэт

В Хадыженской колонии 1200 осужденных. А по всей стране в исправительных учреждениях, по данным помощника настоятеля Свято-Екатерининского кафедрального собора по тюремному служению Дмитрия Васильева , отбывают сроки 600 тысяч человек. Вопреки расхожим стереотипам, далеко не все они - матерые уголовники, рецидивисты, опасные для общества.

«Средний контингент тюрем - молодые люди 20-25 лет. Многие попали за решетку впервые. Я бы их назвал теми, кто оказался не в нужное время не в нужном месте и не с той компанией, - говорит Дмитрий Васильев. - Многие - забытые души, выросшие в неблагополучной среде, севшие на наркотики, промышлявшие мелкими кражами. Они другой жизни и не знают».

Другие, наоборот, люди с высшим образованием, работавшие по профессии, за решетку попали по воле случая. К примеру, среди волонтеров отдела по тюремному служению (и никто не скрывает, что в свое время мотал срок) есть и художник, и поэт, и повар, и бизнесмен. Вот уж действительно, как в народной мудрости: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся».

«Хотите вы того или нет, но тюрьма - это срез нашего общества. И поэтому в интересах общества вернуть этих людей к нормальной жизни на свободе», - подытоживает Дмитрий Васильев.

«Выйти на свободу - шок». Правозащитник - о социализации заключенных Подробнее

Православная инициатива

Пожалуй, одна из самых острых проблем в мужских колониях - это массовое безделье, считает руководитель епархиального отдела по тюремному служению Кубанской митрополии, помощник начальника краевого УФСИН по органиизации работы с верующими Василий Плиска .

В женских колониях ситуация, по его данным, намного лучше, потому что швейные производства работают по госзаказу - шьют форму для тех же сотудников УФСИН или для военных - это большие обороты, и заключенные имеют постоянную занятость. В мужских колониях заказ традиционно выполняли для промышленных заводов, но в 90-е многие из них закрылись. Потому осужденные зачастую маятся без дела (речь не о тех, кто сам отказывается от работы), днями на пролет лежат на шконках и деградируют.

«Живя там, они не живут, - говорит Дмитрий Васильев. - Потому что человек живет полной жизнью, когда ему что-то интересно».

Дистанционно можно обучать даже творческим предметам, в данном случае - городецкой росписи. Фото: Из архива / Свято-Екатерининский кафедральный собор

Это обстоятельство и подтолкнуло волонтеров собора к созданию проекта «Кабинет дистанционного обучения», в рамках которого для заключенных Хадыженской колонии весь сентябрь проводили видеосеминары по различным дисциплинам. Основная, конечно, богословие, но ее дополняли мастер-классы по декоративно-прикладному искусству, а также полезные лекции на социальные темы (к сотрудничеству привлекли сотрудников службы занятости населения, которые рассказали о возможностях трудоустройства для только что освободившихся).

Необходимые для обучения материалы были приобретены на средства выигранного гранта. Фото: Из архива / Свято-Екатерининский кафедральный собор

Проект смогли внедрить в жизнь, выиграв грант «Православная инициатива». Понимание нашли и со стороны руководства краевого УФСИН. На деньги гранта в здании управления установили всю необходимую аппаратуру для видеотрансляций. Формат крайне удобный, ведь доступ в исправительные учреждения ограничен. А во время видеосеминаров у слушателей есть возможность задать вопросы лектору - аналогов этому проекту в современных российских тюрьмах нет.

Научить человека стать человеком

Первый этап проекта «Кабинет дистанционного обучения» завершился в начале октября.

«Вы знаете, результат есть - группы наших слушателей за время действия курса существенно увеличились, хотя мы никого насильно в них не тянули, - говорит руководитель благотворительных программ Свято-Екатерининского кафедрального собора Екатерина Кантор . - Я думаю, это связано с тем, что многие осужденные живут с ощущением ненужности, и им очень важно почувствовать, что мы, люди отсюда, со свободы, проявляем к ним интерес».

Не все осужденные - верующие, но никого и не заставляют приобщаться к православию, это дело сугубо добровольное. Фото: Из архива / Свято-Екатерининский кафедральный собор

Сегодня Екатерина готовит документы на участие в конкурсе больших грантов «Православная инициатива» Росатома. Если сумеют выиграть, то средства пойдут на продолжение программы «Кабинет дистанционного обучения», и ее возможно будет распространить на другие колонии края.

А что будет, если не выиграют?

«Разумеется, наш проект нуждается в улучшении и изменении, но мы уже видим, что он востребован, а это значит, что мы будем стремиться его продолжать, несмотря на финансовые трудности. Церковь, как вы знаете, существует исключительно на народные пожертвования, - резюмирует протоиерей Игорь Олжабаев. - Самое главное - научить человека быть человеком. Важно, чтобы на выходе из колонии бывший заключенный не превратился в существо, с удивлением взирающее на изменившийся мир, а оставался живым, деятельным, сознательно принял решение и вступил на путь исправления. И увидел мир, где ему есть место».

Пионерлагерь в Тюрьмограде. Как живут осужденные образцовой женской колонии Подробнее

Вместе с тем в отделе по тюремному служению признают, что массового «конвейера» по исправлению быть не может, потому что результат зависит, прежде всего, от самого бывшего осужденного.

«Но если хотя бы 2-3 наших подопечных не вернутся после выхода из колонии на кривую дорожку, это уже можно считать нашей победой», - говорит Игорь Олжабаев.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg